Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. «Чебурашка» — морячка Папая

«Виллис» — отец всех джипов

Попытки «столкнуть» автомобиль с наезженной колеи на бездорожье предпринимались уже давно, и инициаторами этого почти всегда выступали военные. С тех пор, как трактор начал заменять лошадей как главное тягло в артиллерии, а грузовик сделал пехоту мобильнее кавалерии, попытки повысить проходимость армейского транспорта не прекращались никогда.

Каким способом можно вне твердого дорожного покрытия сохранить подвижность? Понизить давление на грунт, чтобы автомобиль не зарывался в грязь или снег, и повысить удельную мощность, т. е. «впрячь» еще десяток, а то и сотню лишних «лошадей» — чтобы тащили груз бодрее! И с самых первых лет «действительной службы» армейский транспорт всегда легко опознавался по наличию «лишних» пар колес, а то и гусениц (первый способ) и огромному капоту, скрывающему мощный мотор (способ второй). «Статичная» первая мировая война требовала подвозить всё больше грузов и людей к полям сражений и подтаскивать всё более мощные пушки.

Но времена менялись. В 1940 году по Европе уже прокатилась первая волна блицкрига. Танковые армады Вермахта пожирали за день сотни километров чужой земли. Германия мобилизовала весь наличный автотранспорт для доставки грузов и быстрой переброски войск. «Под ружьё» попал даже народный автомобиль — «Фольксваген», расставшийся со своим блестящим «жукообразным» кузовом и превратившийся в уродливый и аскетичный, но юркий и проходимый штабной и разведывательный «автомобиль-лоханку» — кюбельваген.
В это время укрытая от европейской войны океаном Америка отходила от сна изоляционизма. Разрабатывалась новая военная доктрина, а вместе с ней проектировались новые корабли и самолёты, создавалось новое оружие. Но вот беда — несмотря на то, что каждый отдельный элемент вооружения становился легче, компактнее и совершеннее, солдатская выкладка не становилась легче. Сэкономленный в новый конструкции винтовки килограмм немедленно «компенсировался» лишней сотней патронов, «лёгкий» миномёт разнимался на три части для переноски… тремя солдатами, а ещё три тащили ящики с минами. Сильно облегченная полевая пушка легко транспортировалась за грузовиком, в кузове которого сидел её расчёт, но вот на позицию эту пушку приходилось выкатывать силами расчёта. И так далее…
Именно тогда от Квартирмейстерского корпуса сухопутных сил США ведущим автомобилестроительным фирмам и поступило предложение на разработку легкого 3-местного полноприводного разведывательного автомобиля с полезной нагрузкой 250 кг. Машина с простым открытым кузовом без дверей должна была нести на себе пулемет, иметь колесную базу 80 дюймов (2032 мм) и развивать скорость 50 миль в час (80 км/ч). Ее сухая масса первоначально оценивалась в 1200 фунтов (545 кг), потом ее увеличили до 1275 фунтов (580 кг), а впоследствии довели до 2160 фунтов (980 кг).
Американская армия продемонстрировала нечастую для военных прозорливость в области планирования будущей войны. Этот маленький автомобильчик был тем самым третьим путём увеличения проходимости, о котором я забыл упомянуть вначале. Ведь можно и не плодить колёса, доводя нагрузку на грунт до приемлемой, и не форсировать мотор, пытаясь вытянуть многоколёсного монстра из грязи. Можно просто сделать машину лёгкой! И тогда даже маломощный двигатель справится на бездорожье, а маленькая (и что немаловажно — дешёвая) машина проедет туда, куда ни танк, ни грузовик не доберутся. Автомобиль-солдат поможет живому солдату доставить на позицию пулемёт и миномёт, подвезёт боеприпасы, еду и воду, а главное — сэкономит силы бойца и позволит ему дольше оставаться живым, простите за армейский каламбур.
Задание на разработку армия разослала 135 фирмам, но за работу взялись только две: «Виллис-Оверленд» и «Америкэн Бантам» (American Bantam). Больно жёсткие условия были у конкурса: прототип следовало представить на испытания через 49 дней, а в течение следующего месяца изготовить уже 70 машин. «Бантам» в срок уложилась, а вот «Виллис» провозился с прототипом четыре месяца. Первый образец «Виллиса», разработанный главным инженером Делмаром Барни Роосом (Delmar Barney Roos), поступил на испытания только 11 ноября 1940 г. Автомобиль получил название «Куод» (Quad) и внешне напоминал машину главного конкурента «Бантама». Его силовым агрегатом стал надежный и проверенный временем 4-цилиндровый двигатель «Виллис-441» (2199 см3, 54 л. с.), работавший с 3-ступенчатой коробкой передач и 2-ступенчатой раздаточной. Машину построили в двух экземплярах, причем один из них получил также задние управляемые колеса.

Третьим участником конкурса была фирма «Форд», которая особого энтузиазма от этого мероприятия не испытывала. Однако отказать военному министерству было трудно, особенно когда страна стояла на пороге войны. Из всех трёх прототипов «Виллис» оказался самым тяжелым. После модернизации машина приблизилась к требуемым кондициям. Внешне она тоже преобразилась — появился хорошо знакомый нам плоский радиатор и угловатый капот. А к августу 1941 года машина смогла, наконец, удовлетворить всем требованиям военных и приняла форму, которую позже назовут «классической» для этого класса автомобилей. «Виллис – ЭмБэ» пошел в серию не только на родном заводе, но и на поточных линиях «Форда», где выпускался под маркой «Форд-ДжПиДаблвэ».
Так началась служба автомобиля-солдата. За годы войны было выпущено более полумиллиона «Виллисов», «Фордов» и «Бантамов» различных модификаций. Из них около пятидесяти тысяч попали по ленд-лизу в Красную Армию.
А теперь вернёмся к самому интересному в этой истории — к имени машины. Нет, не «Виллис», не «Куод» («четверть» — от грузоподъёмности в четверть тонны) — эти слова нам ничего не говорят, а «Джип» — именно этим словом называем мы все небольшие машины повышенной проходимости. Именно это слово красуется на капоте автомобилей фирмы «Jeep» — наследника «Виллиса» (сейчас подразделение «Америкэн Моторс» — American Motors).
Есть несколько предположений по поводу появления названия «Джип». Но, скорее всего, как-то так сложилось, что ни одна из этих теорий в отдельности не является исключительной и неопровержимой. Видимо, несколько причин соединились вместе, чтобы создать слово, которое не нуждается в переводе и существует во всех современных языках.
Прежде всего — кинематографическая версия. Раз автомобиль маленький, то и жанр ему подобает малый — мультфильм.
В одной из серий про морячка Папая, который черпал силу из шпината, подруга дарит ему странного пятнистого зверька-чебурашку. А вот называется чебурашка по-английски: Женька-Джип (Eugene the Jeep). Зверёк необыкновенно шустрый, всюду проникает и готов совершить невозможное. В сопроводительном письме к нему написано: «Может спать на улице»… Это вам ничего из вышеизложенного не напоминает?
Вторая версия — газетная: репортёр «Вашингтон Дейли Ньюс» Кэтрин Хиллайер спросила водителя-испытателя фирмы «Виллис» Ирвина Хосмэнна, по прозвищу «Красный», как он называет этот грузовичок. «Джип», — ответил Ирвин. И уже назавтра подпись появилась под фотографией «Виллиса» в газете.
Эта версия смыкается с третьей — армейской. Ещё с первой мировой войны в солдатском сленге словом «джип» обозначали новобранца, незнакомца и вообще — малопонятную хреновину (нечто вроде русского «салага»). Вот такое словцо и приклеилось к новому транспортному средству. А и верно: «Jeep, not a car, not a truck, but a Jeep» (Джип — не легковушка и не грузовик, а непонятная железяка).
А вот самая распространённая теория: от сокращения «G. P.» (General Purpose — универсального назначения) критики не выдерживает. Ни в каких официальных документах машина так не называлась. А «Ford-GPW»? — спросите вы. Смотрите сами: в номенклатуре фордовских машин буква «Джи» обозначала всего-навсего «госзаказ», а «Пи» — ширину колеи по внутризаводскому реестру. «Даблвэ» — первая буква названия фирмы «Виллис». Где тут «дженерал пёпос»?
Короче — нарёк машину народ «чебурашкой» — так тому и быть. А мы уже более полувека считаем слово «джип» родным, на каком бы языке мы ни говорили!

Фото: Александр Иванов.

Menu Title