. Девушки и самолеты

В наше время девушки не желают ждать, пока молодые люди наиграются с самолётами и обратят на них внимание. Они сами активно осваивают небо.

В общем, все планы свои по большому счету я в жизни реализовала. Дом, семья, любимое дело — все у меня есть, и ничего другого, собственно, мне не надо.

Никогда не хотелось стать космонавтом или капитаном дальнего плавания — этими детскими мечтами болели мои друзья. Но вот иногда мелькало в голове при посадке в самолет, когда стюардесса показывала место в салоне, что мне хотелось бы пойти налево. Туда, где кабина пилота. Это была мысль. Или даже мыслишка. Промелькнет и исчезнет. Она никогда не стала мечтой. А потому, может, и осталась нереализованной.
Цессна 172  Скайхок — американский лёгкий самолёт. Выпускается компанией Цессна. Самый массовый самолёт в истории авиации. Именно на нем летает Мария.

Цессна 172 Скайхок — американский лёгкий самолёт. Выпускается компанией Цессна. Самый массовый самолёт в истории авиации. Именно на нем летает Мария.

И вот совсем недавно во время очередного посещения аэропорта познакомилась с девушкой, которая эту мечту реализовала. В жизни она является штатным сотрудником аэропорта, ежедневно на протяжении многих лет выполняет рутинную работу по контролю безопасности и надежности полетов. Нравится ей ее дело. «Каждый день как на праздник!» — говорит она. А в свободное от работы время она… летает.
От интервью категорически отказалась: «Что тут особенного? Подумаешь — летаю?» И только при условии соблюдения ее инкогнито согласилась поговорить со мной. Назовем ее Марией.
— Мария, каждый раз, усаживаясь в кресло самолета, я думаю, и почему это корыто летает? Вы знаете — почему?
Смеется.
— Если честно — нет. Но знаю, что уровень адреналина сильно повышается, когда самолет должен оторваться от земли, а потом приземлиться. Посадка — одна из самых сложных операций в управлении самолетом. И надо хорошо и прилежно учиться, чтобы суметь ее осуществлять.
— Знаете, такой банальный вопрос: «А как Вы пришли к мысли научиться летать?»
— Я просто закончила авиационную школу, получила «Воздушные права» и летаю.
— Вот именно все так просто?
— Примерно как в автошколе.
— Что, приходишь на первый урок и, если это как в автошколе, сразу садишься за штурвал и летишь?
— Нет, конечно, сначала занятия на тренажерах. Большая теоретическая часть. Правила воздухоплавания (аналогия правилам дорожного движения). Английский язык надо знать прилично, чтобы понимать указания, даваемые с земли. Освоение всех этих многочисленных кнопок, систем управления, общих понятий о полете. Конечно, самолет — это не автомобиль. И совершенно необходимо иметь представление о влиянии воздушных потоков, воздействии температур на находящийся в воздухе самолет, в общем, обладать базовыми знаниями об аэродинамике, метеорологии, навигации, радиосвязи и т. д.
— И сколько полетных часов нужно иметь, чтобы получить права?
— Минимум сорок, но на самом деле преподаватель-инструктор решает, готов ученик к полетам или нет, сможет ли он сдать экзамен.
— А потом вы должны обязательно летать?
— Да, у этих прав есть срок действия. Если человек не летал в течение пяти лет, они становятся недействительными. Это — очень правильная установка. Управлять автомобилем после многолетней паузы возможно: он всегда находится на земле. А вот «воздухоплавательной» машиной — весьма затруднительно. Проблема в том, что удовольствие летать на самолетах достаточно дорогое.
— Неприлично задавать вопрос: сколько стоило получение прав?
— Прилично. Дорого. Около 10 000 евро стоила мне возможность подняться на крыльях.
— А Вы смогли бы справиться с типичной киноситуацией: самолет терпит крушение, один умный пассажир проходит в кабину пилота, начинает нажимать на кнопки и сажает самолет на брюхо? Все рады!
— Это — абсолютные фантазии авторов фильмов. Современная машина — очень сложная система, абсолютно исключающая даже потенциально возможность обычному человеку посадить самолет. Я уж не говорю о том, что нажимание на кнопки в кокпите без смысла приведет сразу к его крушению. Единственное, с чем бы я справилась — это удержать какое-то время машину в воздухе. Может, в течение часа. А посадить… нет, исключено. Я ведь летаю на маленьких самолетах. И там все по-другому.
Маленькая женщина Мария, летающая на маленьких самолетах.
«Эх! — подумалось мне. – Ростом я повыше, но почему-то на больших самолетах не летаю, да и на маленьких тоже…»
Инна Савватеева
Menu Title