Обзорная кскурсия по Мюнхену
Целительница
Экскурсия в Резиденцию
Экскурсия в Немецкий музей в Мюнхене

. “Проклятое место” или реквием “Жигулям”

Автомобиль народа-труженика, народа-победителя

 

У каждой страны был свой «народный автомобиль». У американцев — «Форд-Т» в 1920-е годы, у немцев — классический «Фольксваген-жук», у французов — «Ситроен Де Шво», у итальянцев — «Фиат-мышонок». Три последних относятся к началу пятидесятых — эпохе послевоенного возрождения Европы. В СССР самыми народными автомобилями довольно долго оставались автобусы и грузовики. Потому что о собственной машине народ даже и не мечтал. Вполне демократичный в тоталитарном рейхе «Москвич-401» (в девичестве — Опель кадет) в Советской России если и не стал престижным автомобилем, то уж точно остался редким, хотя и производился по 30-50 тыс. в год. Его цена превышала 8 тыс. «старых» рублей (при средней зарплате около 600 «старыми» в месяц).
О «Победах» (позже «Волгах») и прочих «ЗиМах» с «ЗиСами» даже говорить не приходилось. Это были либо служебные машины, либо машины для высоких партчинов, генералов и народных артистов.

ВАЗ-2105 в Мюнхене. Фото: Александр Иванов

Однако, в середине 1960-х партия и правительство заметили отставание страны в области легкового автомобилестроения. И решение было принято быстро и уверенно — закупить завод вместе с автомобилем за границей. Так поступили Советы еще в 1930-х, купив технологии у Форда, а в конце 1940-х «позаимствовав» заводы в побеждённой Германии.

 

Купила компания Мерседес завод АвтоВАЗ. Перенастроили производство, запускают конвейер… Бац! На выходе «Жигули»! Демонтируют оборудование, пригнали новое из Германии, установили, наладили, запускают. Снова «Жигули»! Увольняют весь персонал завода, привозят работников из Германии, налаживают, проверяют, запускают. На выходе вновь — «Жигули»!
А на берегу Волги сидят главный инженер и директор завода (оба с приставкой «экс»). Смотрят на всё это. Инженер—директору:
—А я тебе говорил—место проклятое! А то ты всё «руки из жопы, руки из жопы!»

Выбор пал на машины итальянского концерна «Фиат». Видимо, сказались неплохие связи с мощной и влиятельной в то время коммунистической партией Италии. Недаром же город, построенный ради нового завода, назвали Тольятти. А может, это был первый опыт «отката и попила». Итальянцы не постеснялись «дать» кому надо первыми? Возможно, это гнусные инсинуации, а, возможно, и нет. Недаром (в разном смысле) же первая реклама на советском телевидении была рекламой итальянской фирмы «Оливетти».
И вот постановления правительства изданы. 16 августа 1966 года в Москве было подписано генеральное соглашение между итальянской компанией FIAT и советским Внешторгом о научно-техническом сотрудничестве в области разработки легковых автомобилей сроком на 8 лет. Туда было включены проектирование и строительство нового завода.
За образец был взят Фиат-124. Но поскольку вместе с покупкой завода и машины европейские дороги для СССР не закупались, то автомобиль вызвал массу специфических нареканий. Например, отсутствие креплений для буксирного троса было совершенно недопустимо в стране, где до ближайшей авторемонтной станции могло оказаться три дня конного пути… По этой причине машина была дооборудована храповиком для запуска «кривым стартёром» (заводной ручкой). Прогрессивные дисковые тормоза задних колёс пришлось заменить на более подходящие на российском бездорожье барабанными. Была усилена передняя подвеска, коренным образом модифицирована задняя (аналогичные видоизменения, кстати, происходили в 1930-е с Фордом). Много было позаимствовано у улучшенной версии — например, «травмобезопасные» ручки дверей, которые впервые появились на российских автомобилях и в первое время вызывали сложности с открыванием дверей. А уж раскладывающиеся в условное спальное место спинки сидений… Это новшество приравнивало холостых владельцев ВАЗов к владельцам отдельной квартиры.
Вместе с появлением на рынке «Жигулей» советские владельцы автомобилей впервые поняли, что они могут не иметь квалификации автомеханика, а просто иногда оставаться водителями. Новый карбюратор и система охлаждения с расширительным бачком позволяла уверенно эксплуатировать машину в холодное время года. Комфорту в салоне способствовала и система отопления с двухскоростными вентиляторами. «Жигули» стали первым советским автомобилем, где зимой можно было не только снять перчатки, но и пальто. Это привело к появлению анекдота о том, что «Жигули» — самая холодная машина. Ведь в ней все ездят в дублёнках! (Вы ещё помните, что в СССР дублёнка была символом престижа и успеха, почти равного по уровню обладания автомобилем?)
Завод был построен довольно быстро, и в 1970 году начался серийный выпуск «Жигулей», а с 1973 года годовой выпуск превысил триста тысяч.
Благодаря многолетнему массовому выпуску, «Жигули» до сих пор не считается экзотической машиной. В двух кварталах от родной редакции я сфотографировал «Семёрку» (ВАЗ 2107) с венгерскими номерами. Эта модель, не сильно отличающаяся от оригинального Фиата-124, производилась в Тольятти до начала 2012 года. Однако, и потом «классика» не выйдет в тираж, так как её производство продолжится в Египте. Таким образом, семейство ВАЗовских автомобилей может конкурировать по длительности серийного производства со знаменитым «Жуком» — как-никак больше сорока лет на конвейере! Это и подводит нас к тому анекдоту, из которого я позаимствовал название статьи.

Александр Иванов

Menu Title