. Сто лет бардака на мостике

В Интернете нет-нет да и промелькнёт циничная шутка о том, что за прошедший век искусство судовождения поднялось на недосягаемую высоту, и капитан парохода уже не нуждается в помощи айсберга. Когда начинаются разговоры о морских катастрофах — отсылки к судьбе «Титаника» неизбежны. Только вот айсберг совсем ни при чём. Основными причинами морских катастроф в мирное время являются ошибочные или несвоевременные действия команды.

.

Коллаж: А.Иванов

Коллаж: А.Иванов

Обратимся к статистике самых смертоубийственных морских происшествий.

Из пятнадцати первых строчек, по числу жертв, тринадцать — корабли, потопленные во времена первой и второй мировых войн при помощи авиабомб, торпед и артиллерийского огня. Тут сказать нечего. Постарались все.

6 ноября 1941 года советский пароход «Армения» вышел из порта Севастополь, эвакуируя военный госпиталь и жителей города. Судно было атаковано немецким самолётом-торпедоносцем и после попадания торпеды затонуло за несколько минут. По разным данным погибло от 5 до 10 тысяч человек.

4 апреля 1945 года у выхода из Данцигской бухты советская подводная лодка потопила двухторпедным залпом немецкий пароход «Гойя», который утонул, унеся на дно от 6000 до 7000 человек. И, таким образом, возглавил официальный список военных катастроф. Оригинальная рубка «Л-3» с 45-мм орудием установлена в Москве на Поклонной горе в Музее военной техники.

На первом месте среди «мирных» трагедий находится столкновение филиппинского парома «Донья Пас» с танкером «Вектор». В результате этой коллизии топливо, перевозимое танкером, воспламенилось, и в огне погибло примерно 4375 человек. Те, кто не сгорел сразу в бензиновом огне, оказались без поддержки впавшей в панику команды. Шкафы со спасательными жилетами были заперты, а помощь пришла слишком поздно, хотя паром оставался на плаву ещё два часа, а догорающий танкер— четыре. Только 26 человек спаслись.

На втором месте стоит забытая катастрофа парохода «Султана». 27 апреля 1865 года на реке Миссисипи близ Мемфиса, вследствие взрыва парового котла, пароход загорелся и затонул: погибли 1653 человека, спаслись 741, однако в течение ближайшей недели в госпиталях умерло ещё около семидесяти человек. Общее число погибших превысило 1700 человек. Причиной катастрофы стало, видимо, некачественное обслуживание котлов, работавших на загрязнённой речной воде.

Если подходить к делу «формально», то «Титаник» находится в конце списка катастроф-«тысячниц». Но именно это имя стало знаковым.

Перед тем, как говорить о катастрофах — легендарных и современных— вспомним о том, что к этим катастрофам ведёт. Ведут к ним, несомненно, людские ошибки. А ошибки, как всегда, вызываются страхом и жадностью. Или страхом, вызванным жадностью.

Рассмотрим очень кратко устройство корабля. Это важно для понимания трагедии «Титаника». Очевидно, что железный корабль, каждая из частей которого тяжелее воды, держится на поверхности до тех пор, пока его внутренние помещения пусты и сухи. В случае повреждения корпуса в подводной его части вода начинает поступать внутрь, а корабль — погружаться. В тот момент, когда палуба скроется под водой, история корабля заканчивается (на самом деле, это происходит заметно раньше, но это очень усложнит нашу и без того сложную историю). Тот объём воды, который корабль способен принять в себя и при этом не утонуть, называется «запасом плавучести». Давайте представим, что корабль пуст от носа до кормы. Происходит столкновение с тем же айсбергом. Отверстие в борту, вода быстро заполняет весь объём. Всё. Конечно, есть очевидное решение— разделить объём на водонепроницаемые отсеки. Поставим стенки-переборки поперёк судна и вода из пробоины не сможет дальше разливаться. Судно спасено? Теоретически— да. А вот суровая практика показывает, что сплошные переборки неудобны, внизу нужны проходы. А двери надо открывать и закрывать. Да и при проектировании шикарных лайнеров всегда хотят экономить на безопасности, при этом, хвастаясь ею.

Да, у «Титаника» было пять поперечных переборок, только вот они не были доведены до главной палубы, да и двери на них не были закрыты своевременно. И вода, перелившись через верхние края, продолжала распространяться по кораблю.

Теперь пора вспомнить одну из наших основных предпосылок— жадность. Именно она заставляет хозяев судна давить на проектировщика, а того делать корабль, лишь формально удовлетворяющий правилам безопасности. Возникает замкнутый круг: реклама объявляет корабль непотопляемым. Проектировщики размещают на корабле так мало шлюпок, что их не хватает на всех пассажиров и команду. Владельцы не пытаются сравнить два очевидных числа, да и зачем? Ведь они сами постепенно начинают верить собственной рекламе. А почему явно недостаточное количество мест в шлюпках считалось «достаточным»? Очень просто — нормы на строительство океанских пароходов давно не пересматривали. Для судна водоизмещением свыше девяти тысяч тонн количество шлюпок нормировалось, а «Титаник» имел водоизмещение 46 тысяч тонн. Почти в пять раз, но ведь «больше» — значит, всё правильно! Правда, для сохранения справедливости следует отметить, что число мест и число пассажиров разнилось не в разы. Согласно данным британского отчёта, на корабле находилось 1316 пассажиров (и 885 членов экипажа), а мест в спасательных шлюпках было только 1178. Жертв же при этом оказалось 1490! И причина этого— не в ошибках проектирования, а в незыблемой, бессмысленной и беспощадной английской приверженности традициям. Под заполошный крик в мегафон капитана Смита: «Будьте британцами, сначала женщины и дети!…» команда отталкивала мужчин, выпуская полупустые (чаще заполненные на треть) шлюпки. Идиотизм ситуации, спровоцированный сходящим с ума от страха капитаном, был развит командой, которая радостно занимала места в шлюпках под предлогом «защиты женщин и детей». Всё это было усугублено получасовым промедлением с началом эвакуации. Страх, помноженный на некомпетентность, и некомпетентность, вызванная страхом. В итоге — 533 «лишних» (простите за цинизм) жертвы— страшная надбавка к 1023, погибшим бы в любом случае — именно таким был дефицит мест в шлюпках, заложенный ещё на стадии проектирования.

Шлюпка правого борта (нечётный номер). Крупно написано название судна (наше невезучее «Коста Конкордия»). Современные шлюпки изготавливаются из пластика и практически непотопляемы. При переворачивании кверху килем автоматически возвращаются в нормальное положение. Имеют значительную автономность, укомплектованы запасами провизии, сигнальными ракетами и зеркалами, часто — радиостанцией. На многих установлен вспомогательный двигатель или педальный привод гребного винта вместо вёсел.

Шлюпка правого борта (нечётный номер). Крупно написано название судна (наше невезучее «Коста Конкордия»). Современные шлюпки изготавливаются из пластика и практически непотопляемы. При переворачивании кверху килем автоматически возвращаются в нормальное положение. Имеют значительную автономность, укомплектованы запасами провизии, сигнальными ракетами и зеркалами, часто — радиостанцией. На многих установлен вспомогательный двигатель или педальный привод гребного винта вместо вёсел.

И в конце этой трагическо-романтической истории немного о решении вахтенного офицера «Титаника» уклоняться от столкновения с айсбергом. Сидя в тёплом кресле перед уютно мерцающим экраном монитора, хочется предложить очевидное решение. Не перекладывать руль, а отрабатывая машинами «полный назад», хладнокровно идти на таран. Преимущества очевидны: корабль со смятым носом гарантированно остаётся на плаву, весьма вероятно, сохранит ход и, в любом случае, дождётся помощи.

А теперь представьте себя на мостике. Никто не думает о плохом. Тем более, о самом плохом. И если героическое, но неординарное решение и придёт вам в голову, то внушенная поколениями моряков мысль «всегда так делали» раньше вас отдаст приказ: «Руль на борт!» Особенно, если ты до этого, несмотря на все предупреждения о плавучих льдах, гнал на двадцати узлах в безлунную ночь. Всё на кон, лишь бы не уронить престиж фирмы и прибыли хозяев. Страх сделать «не как все» и жадность… И ещё — общефлотский бардак. Российские моряки, особенно военные, любят монополизировать право на это печальное явление. Они себе льстят! Как, кроме слова «бардак», назвать то, что произошло на «Титанике»?

Помощник капитана не передал ключи от сейфа, в результате чего вперёдсмотрящие несли вахту без биноклей. Мо­жет быть, лишняя сотня метров дистанции обнаружения айсберга спас­ла бы корабль?

Собственно, это предыстория. Теперь перенесёмся на сто лет вперёд — в наши дни.

Красавец-лайнер с гордым именем «Берег содружества» выполнял круиз по маршруту «7 ночей зимнего Среди­земно­морья (круговой рейс из Савоны)». На этом маршруте судно «вертелось» уже почти год. И вот в злополучную пятницу 13 января судно отклонилось от привычного маршрута и пропороло левый борт о скалы. Всё это происходило при полном штиле в виду огней порта Джильо-Порто на острове Джилио (регион Тоскана). Судно не потеряло ход, однако стало быстро принимать воду. Видимо, пытаясь выбросить тонущее судно на берег, капитан произвел довольно странный манёвр, в результате которого пропорол правый борт и с огромным креном на правый борт затонул на мелководье.

То, что происходило на судне с момента столкновения с рифом, лишь с большой натяжкой можно назвать «спасательной операцией». Капитан, позабыв подать сигнал об аварии, одним из первых покинул тонущий корабль. Удивительно, но береговая оборона первой заметила тонущий корабль и кинулась на помощь. Хотя сам капитан Франческо Скеттино (Francesco Schettino, 1950 года рождения) и заявляет, что нечаянно свалился в шлюпку, на подозрения наводят такие факты, что одновременно с ним туда упали его помощники. И все они не забыли чемоданы с личными вещами. Впрочем, история знает примеры ещё большего капитанского цинизма. Когда Корабль «Oceanos» в 1991 году затонул у берегов Южной Африки, его капитан заявлял, что покинул корабль для организации спасательных работ и затем следил за спасением с вертолёта. Он сказал не больше и не меньше, как следующее: «После того, как я отдал команду оставить корабль, не имеет значения, в какой момент я его покидаю. Если некоторые люди хотят оставаться, пусть остаются».

Собственно, благодаря попустительству судьбы и морских богов, происшествие закончилось вполне благополучно. Назвать его фарсом не позволяют только около тридцати погибших.

Однако, если в 1912 году судьба поскупилась на сотню метров дистанции до айсберга, то в 2012 году судно благополучно зацепилось за риф. Случись катастрофа с «Коста Конкор­диа» в открытом море капитан Скеттино отобрал бы позорные лавры у капитана Смита. Неизвестно только, хватило бы у него храбрости погибнуть вместе со своим кораблём. При том уровне бардака, что царил на судне, не помогли бы ни неопрокидываемые шлюпки, ни самонадувающиеся плоты, ни вертолёты-спасатели береговой обороны. Их позабыли бы вызвать…

Александр Иванов

Menu Title